кибертаверна
присаживайся.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

кибертаверна > Записи друзей > Записи пользователей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
четверг, 15 ноября 2018 г.
Lilith Sheri 19:59:44
Запись только для зарегистрированных пользователей.
понедельник, 12 ноября 2018 г.
Lilith Sheri 19:11:51
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 10 ноября 2018 г.
Lilith Sheri 21:42:21
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 6 ноября 2018 г.
1537. Lilith Sheri 16:30:08

болезнен­ная нежност­ь

­­День, утонувший в полумраке и одеялах. Я проснулась уже в ночи и, кажется, всё оставшееся время потратила на то, чтобы подняться с кровати. А там уже и шестой час, и серость за окном, сменившаяся чернильной мглой. Мои долгожданные выходные, как оказалось, сегодня закончатся, потому что Марина попросила завтра выйти и я со вздохом согласилась. Желания ноль, ибо два дня выходных после четырёх смен подряд — это примерно то же самое, что и их отсутствие. Но отказать старшей не получается, зная, что кроме меня никто этим заниматься не будет и ей больше не к кому обратиться. Впереди неделя на убой, чую: пять смен подряд и один выходной после, а потом опять четыре рабочих. Буду пытаться выбить себе хотя бы ещё один день для отдыха, может, попрошу девочек одну смену как-нибудь без меня продержаться. Ибо я более чем уверена, что после пяти рабочих дней мне не хватит суток, чтобы прийти в вменяемое состояние. Плюс у меня там сплошняком начинаются одиночные смены. Отпуск Марины дастся нам всем тяжко.
­­Параллельно мне ещё нужно каким-то образом оттащить свою тушку в ПНД, чтобы поставить последнюю печать в санитарную, на маникюр, потому что руки убитые, а шестнадцатого ещё и фотосет на плёнку (и выглядеть хотелось бы не так убито). Крыша подъезжает знатно, пытаюсь собраться с духом для нового похода к психиатру.
­­С горем пополам, но удалось написать подарочный драббл для Лиды-чан, сегодня возилась с оформой к нему, клея пикчу в фотошопе. Вроде вышло терпимо. В любом случае, главное, что есть текст, картинка уже на втором плане. Она не получилась такой, какой мне хотелось. Эх. Хоть так пусть будет.

­­Она снова хлопает дверями и делает вид, что ничего не случилось, а у меня уже нет сил, чтобы хоть что-то отвечать на это. Только кромешная усталость.

Категории: Рабочие часы, Уставшая и потерянная, Дела-дела-дела
понедельник, 5 ноября 2018 г.
1536. Lilith Sheri 20:06:26

болезнен­ная нежност­ь

— Каждый сам делает выбор.


­­Да, не знаю истины более справедливой. Каждый делает свой выбор. Сам. Единолично. Это неизменная вещь. Только ты ответственен, только ты в ответе за всё, что происходит с тобой. Ты и никто иной. Обвини других, обвини Вселенную — это тебе не поможет. Потому что с нами случается лишь то, что должно случится, мы проходим круги уроков, что сами замкнули когда-то. И как иронично, что это знание не облегчает моей участи. Это похоже на извращённую пытку: знать и понимать всё, знать всякую мелочь, осознавать досконально и всё равно не иметь ответа на вопрос. Всё равно из раза в раз ходить по кругу, наматывать петли, сходить с ума от дежавю и болезненно выученных закономерностей. Знать и всё равно не справляться, знать о наличии проклятой дорожки, но понятия не иметь, как сойти с неё.
­­Знание — не спасение и даже не обезболивающее. Оно бесполезно, если не имеет применения. И не никакого толка от моего "я знаю", ведь я всё ещё нахожусь в яме, пока другие живут.

­­Всё труднее подбирать слова, чтобы попытаться хоть как-то описать своё состояние, всё реже и реже хочется его описывать. Я всё больше молчу, меньше делюсь и не испытываю никакой потребности в том, чтобы отвечать на очередное "как ты". Не знаю, что на это можно ответить. Не хочу отвечать. Ведь всё закончится чужим испугом, непониманием, молчанием. Всё закончится тем, что близкий снова будет тупить глаза в пол и делать вид, что осознаёт реплики, срывающиеся с моих губ. Но я гляжу на их чистые, светлые лица и знаю, что это не так. Знаю, что это всё равно что говорить на другом языке и надеяться быть услышанной. Всё знаю. И только усмехаюсь тихонько, блекло радуясь этому непониманию. Страшнее, когда понимают. Непонимание не страшно так, как тусклый взор близкого напротив. Такой же, как и у тебя самого. Чужая боль всегда была для меня страшнее собственной погибели.
­­Мне знаком лишь один, кто действительно в полной мере понимал, каково это. Но её для меня больше не существует. И пусть так.

­­Всё катится и катится в бездну, а я сижу, смотрю сквозь предметы и задумываюсь, надолго ли меня ещё хватит.

«Я не хочу умереть. Я хочу не быть»



­­


Категории: Чёрное море, Мешанина мыслей, Уставшая и потерянная
суббота, 3 ноября 2018 г.
1535. Lilith Sheri 21:43:52

болезнен­ная нежност­ь

­­Эй, скажи мне, каково моё истинное лицо? Скажи, как я выгляжу, когда замираю, упираясь взглядом в стену. Скажи мне, похожа ли я на живую с этой мутной пеленой в глазах, с этими рваными движениями, полными резкости? Скажи мне. Ответь. Я вижу в зеркале незнакомку. Я вижу кого-то другого, уже не себя, да, мой облик узнаваем, но это больше не я. Не та я, к которой я привыкла, которая столько лет выла ночами в подушку, падала и поднималась вновь. Это кто-то другой, кто угодно, но не я. Потому что такого смирения мне ещё видеть не доводилось.
­­Всепоглощающего, опустошающего. Душащего.

­­Меня беспрестанно укоряют за письма, за попытки оставить от себя хоть что-то — даже так, в разрозненных кусках текста. Катя спросила, собираюсь ли я что-то делать с этим. Я криво усмехнулась, читая её ответ. Что я должна с этим делать? Начать глотать таблетки, в очередной раз рассказать кому-то свою историю от начала и до конца? Утопиться? Если бы я знала, что делать, то меня бы не было в этой яме. Проще простого. Всё банальное — просто.
­­Пусть это прекратится.

Категории: Взгляни в глаза мои, Чёрное море, Где-то между здесь и там
вторник, 30 октября 2018 г.
1534. Lilith Sheri 14:27:54

болезнен­ная нежност­ь

­­



­­Люди уходят. Простая истина, которую я уяснила лучше всего. Люди повсюду; они вокруг тебя, они внутри тебя, забравшись глубоко в сердце нитями воспоминаний, люди так чертовски близко и так невозможно далеко. Мы изначально одиноки. Мы — это отдельные Вселенные, которые никогда в полной мере не соприкоснуться. Невозможно понять кого-то до конца, невозможно прочувствовать чужих чувств полностью, вникнуть в их глубину, как бы тебе этого не хотелось. Ты никогда не заберёшься так глубоко — внутрь самой человеческой сущности, другого, отличного от тебя, существа. Ты никогда не сможешь пробраться в самые дальние углы и, слава богам, что это именно так. Мы всегда были одни и будем одни, даже если наша жизнь пройдёт об руку с кем-то.
­­Человек — бесконечно одинокое существо. И это абсолютно естественно.

­­Люди уходят. Люди приходят. Люди возвращаются, хлопают дверями, что-то выясняют, говорят, кричат, плачут. Люди живут и пытаются затянуть тебя в их страсти, переживания, выяснения и диалоги. Люди без конца вовлечены в непрекращающуюся гонку и даже не пытаются остановиться. Они не знают о том, что можно остановиться.
­­Наверное, я ещё никогда не была так спокойна в отношении чужих уходов. Я приняла их вместе со своей болезнью, вместе со своим состоянием, которое с самых первых пор сулило мне потерю окружения как такового. От меня уходили, уходят и будут уходить. И нет факта, который бы я знала лучше. Никого не виню. Никогда не винила. Никогда, даже в самые отвратительные периоды, даже тогда, когда наизнанку выворачивало, никогда не винила и не буду винить. Никогда и ничего не требовала. Не посмею требовать. Мы все сами по себе и у меня нет права чего-то просить. Переломала нежную, романтично-правильн­ую натуру, взрастила в себе стальной прут, отвернулась, оттолкнула, лишь бы прийти к хвалёному своеволию и независимости. Я всегда была свободолюбива, но внутри, под кожей, чертовски зависима. Мне нужны слова, мне нужны люди, мне нужно тепло. Мне никогда не бывает "достаточно".
­­Люди уходят, да. И я смотрю некогда близким вслед, усмехаясь легко. Секрет прост: мы никогда не были близки настолько и никогда не будем. Иначе бы, наверное, Вселенные скоропостижно умирали при каждой встречи и расставании. Вне сомнений, я буду помнить. Буду скучать. Буду усмирять горящее сердце ночью. Потому что отношения между мной и людьми — единственная нить с реальностью, которая у меня осталась. Во мне нет страдания, нет злости, нет обвинений или упрёков. Я знаю, что люди приходят и уходят и от их жестов и слов ничего не меняется. Мир не переворачивается, не содрогается, мир всё такой же, как и сотни лет назад. Он будет даже тогда, когда нас не останется. В этот момент меняюсь только я сама и пусть это будет мне уроком.

­­Да, я никого не виню так страстно, как саму себя. Навряд ли найдётся человек, который будет способен на такую поглощающую ненависть ко мне, на какую способна я по отношению к собственному отражению. Он попросил меня заглянуть в зеркало, а я только рассмеялась. Неужто ты думаешь, мой милый некогда друг, что я не знала об этом без твоих слов? Неужто ты думаешь, что я не знаю о существовании незнакомой мне девушке в зеркале? Если вы её боитесь, то как сильно должна бояться я, а?
­­Петербург — город, построенный на костях. Так символично, не думаешь?



­­


Категории: Берилловые истины, Чёрное море, Ни о чём и обо всём
понедельник, 29 октября 2018 г.
1533. Lilith Sheri 15:10:30

болезнен­ная нежност­ь

Я мечтаю пойти ко дну. Раствориться в волне, что накроет нежданно — помутнения так страстно ждала, что на волю случая легко отдамся. Испарилась правильность, нежность изломанных рук — я голодным зверем рычу, рву и мечусь. К чёрту сшитых сердец лоскут, больше их не сшиваю.
Я исступленно собираю других, по частям, по мозаике историй горьких, но собрать меня — легче разбить насовсем, чтоб не знать и не помнить.


Категории: Стихоплётство
1532. Lilith Sheri 15:08:11

болезнен­ная нежност­ь

­­Снег припорошил улицы, своенравный мороз сковал дороги тонкой коркой скользкого, талого льда. Меня будто изнутри продуло стылым ветром, он изранил мне кости и плоть, впиваясь больно, забираясь под кожу стальной крошкой. Готова выть зверем от этого предчувствия зимы, что уже поселилось в воздухе — она придёт совсем скоро, я чувствую её и безумно хочу сбежать, застыть в золотой, медовой осени. Затеряться на небольших улочках Чернышевской, в арках, в кленовых листах, багрянцем разложившихся на асфальте. Я так и не смогла полюбить зимнее время, я так и не смогла проникнуться к нему, исключая редкие мгновения, в которые зима кажется мне красивой. Я никогда не готова к её приходу, я никогда не жду его и не желаю; пока все весело щебечут, предчувствуя сугробы и новогодние праздники, посильнее кутаюсь в бесконечные шали и ворчу, будучи теплолюбивой ведьмой.
­­Снова ранняя темнота накрывает двор своей вуалью, всё моё существо разрывается от неясной тоски, что преследует меня так давно, что я уж и не помню, каково без неё. Я тоскую, это щемящее чувство сдавило со всех сторон, поглотило собою и не отпускает. Самый прекрасный момент этого дня был в солнце, бившего прямо в моё лицо через окна пустующей лоджии — яркого, заливающего комнату солнца, по которому я буду безумно скучать вплоть до самой весны. Сбиваюсь со счёта, в попытках ухватиться за время, оно ускользает всё сильнее, оставляя позади, вязну в трясине расслоившихся дней, часов, минут. Где-то между, в безвременье. Где-то по ту сторону.

­­Дай мне раствориться в этом промёрзшем воздухе. Дай мне уснуть.

Категории: Где-то между здесь и там, Чёрное море, Взгляни в глаза мои
среда, 24 октября 2018 г.
1531. Lilith Sheri 19:48:37

болезнен­ная нежност­ь

­­Наконец-то съездила к мастеру и привела руки в порядок (это победа, серьёзно), теперь хоть посты могу писать. Выходные подходят к концу, завтра на смену уже, зато зарплату дадут. Пойду за беретиком и ещё кучей других штук, нужно много-много дел сделать.
­­У нас безумно холодно, прямо натуральный дубак; весьма неожиданный, стоит сказать, после столь тёплой осенней поры. Видимо, заморозки уж близко.

Категории: Дела-дела-дела, Гранатовые будни
показать предыдущие комментарии (16)
06:19:15 Mr. Sunshine
Возможно, это зависит от восприятия окружающего. Неужели у Вас всё так однообразно? У Вас очень красивая аватарка.
19:16:26 Lilith Sheri
Вы правы, именно от него и зависит. Увы, но да. Психиатрия отнимает разнообразие, как таковое. По крайней мере, ты перестаёшь его замечать. Благодарю. Она показалась мне наиболее подходящей к состоянию.
10:39:16 Mr. Sunshine
Психиатрия? Тогда у Вас довольно хмурое состояние.(
23:37:07 Lilith Sheri
Оно не зря называется депрессией, хах.
понедельник, 22 октября 2018 г.
1530. Lilith Sheri 17:05:52

болезнен­ная нежност­ь

­­Держу вас в курсе: я выбралась наружу и добыла себе сидр и целых две шоколадки. Безудержный кутеж начинается.
показать предыдущие комментарии (33)
04:04:45 Mr. Sunshine
Тогда новое окружение, ничего не поделать. Возможно, не совсем точное определение)
12:12:58 Lilith Sheri
Чтобы создать что-то новое, нужно иметь то, из чего ты это создашь. И силы, разумеется. Так что. Всё немного труднее, думаю. Оно спорное?
19:54:49 Mr. Sunshine
Нет сил? Или что-то ещё труднее? Да.) Говорят же: «На вкус и цвет товарищей нет».
20:03:31 Lilith Sheri
Нет сил, да. Конечно, тут не поспоришь.
1529. Lilith Sheri 16:35:30

болезнен­ная нежност­ь

­­Первый выходной день. Я с трудом выползла из кровати в четвёртом часу дня. Первый выходной день. Я заболела и лежу целый день в постели, не поднимая головы с подушки — адская головная боль. Первый выходной день и я понимаю, что до кучи простыла и хочется несдержанно материть каждый особо громкий звук, бьющий по ушам. Бесит всё. Успокаивает только голос Юнги в наушниках, который как раз абсолютно не сдерживается в тексте, что-то проклиная. Хочу шоколада. И поплакать.

Категории: Самочувствие
воскресенье, 21 октября 2018 г.
1528. Lilith Sheri 22:19:30

болезнен­ная нежност­ь

­­Луна заглядывает ровно в моё окно — почти полная, огромная, сияющая — путается в сизо дымке облаков, блестит и переливается по поверхности небольшого озера за зданием почты. Смотрю на серебристую дорожку, змейкой пробегающую, на колышущиеся на ветру кроны, теребящие свет фонарей, на сотни и тысячи огней большого города и телевизионные башни, что мигают вдалеке. Если стоять у моего окна, выйдя на лоджию, и смотреть прямо — через озеро, через парк вдали, через дома и больницы в сторонку горящей башенки — три часа вперёд и ты упрёшься в Петропавловскую крепость. Так вот всё просто. Огромный мегаполис, который я знаю от и до, от каждого вдоха до выдоха — Петербург как мой самый старый друг и чуткий возлюбленный, прикосновения которого выучены, а мысли читаются по губам.
­­Смотрю и думаю-думаю-думаю.

­­По-прежнему не могу нормально уснуть, хотя усталость адовая — четыре интенсивных рабочих дня, отсутствие сна и обострение сделали своё дело, да только зря ворочаюсь в постели. Наелась любимых шпрот, слоняюсь за чаем и почти молюсь на результаты инвентаризации, которая была сегодня.

Категории: Ночи, Где-то между здесь и там, Возлюбленный Петербург
суббота, 20 октября 2018 г.
Lilith Sheri 20:30:52
Запись только для меня.
1527. Lilith Sheri 15:49:06

болезнен­ная нежност­ь

­­Моё тело запомнило каждое его прикосновение. Мои щёки ещё чувствуют его губы, сложенные в мягкую улыбку, соприкосновение щеками — перманентное тепло и бархат чужой кожи. Я будто вобрала в себя каждое его касание, пусть это был лишь сон. Чертовски реалистичный сон, в котором хочется жить. Жестокий сон, оставляющий тебя в одиноко пустующей комнате. Моя голова создаёт себе фантомных призраков, чтобы я не сходила с ума, но я схожу — медленно, постепенно, от видений и зарисовок перед глазами, которых никогда не будет.

­­Кто бы мог подумать.

Категории: Где-то между здесь и там, Чёрное море
среда, 17 октября 2018 г.
1526. Lilith Sheri 21:03:02

болезнен­ная нежност­ь

­­Поговорили с Софи. Меня, наконец, отпустило. Хотя бы частично. Хотя бы это волнение. Я проговорила все деньги на счету и не жалею абсолютно. Деньги — последняя вещь, которая меня волнует в такие моменты. Мы говорили больше двух часов, наверное, начав с настолько тяжёлых и мрачных нот, что я сидела и тряслась. А к концу аккорды разрешились в что-то лёгкое, привычное, родное. Хотелось плакать от облегчения.
­­Написала ей работу по культуре делового общения, поскольку Софи слегка не успевала сделать всё и сразу. Достаточно банальное задание на анализ и структурирование текста, однако она выбрала в качестве примера романс Цветаевой и работа прям заиграла красками — думаю, преподаватель будет крайне удивлён. Было довольно интересно писать, поскольку задание сразу приобрело более высокий уровень сложности: структурировать поэзию в принципе дело нелёгкое, что уж говорить про госпожу Цветаеву, чья лирика всегда отличалась поразительной противоречивостью (за что я люблю её безумно). Но мне понравилось писать.
­­В очередной раз думаю о том, что Софи — тот самый редкий и по-особому выделяющийся человек из всего моего окружения. Не глядя на все передряги, периоды, внутренние проблемы и недопонимания, мы всё равно продолжаем быть близкими, мы всё равно вместе, мы всё равно стремимся друг к другу. Да, бывает совсем тяжко, больно, спутано. Но никогда, никогда она не давала повода в ней усомниться. Мы будто всегда знали, что это надолго. Что мы друг с другом надолго. Что это те отношения, которые проходят через время и сезоны. Вот и сейчас — страшно, тревожно — а я не перестаю верить. В неё, в нас. Верить и ценить.

Мою любовь к этой солнечной девочке не описать словами. Это одно из самых сильных и бесценных чувств, которые у меня только были.

­­


Категории: Моя великолепная Софи, Кварцевые признания
1525. Lilith Sheri 14:05:39

болезнен­ная нежност­ь

­­



­­Осень сказочная, осень великолепная — листопад из золотых листьев, шуршащие кучи под ногами, осыпающиеся каштаны и дуб, вздыхающий тихонько. Всё тонет в золоте, в багрянце, деревья горят и шелестят мягко, поют свои песни, а ветер пускает разноцветный клён по воздуху. Прекрасная, долгожданная осень, любимая моя, милая. Дали б мне право только — вечно бы жила в осени, дышала бы ей и умывалась. Нет ничего более любимого и трепетного, чем Октябрь, столь родной взгляду и сердцу. Мой
Октябрь. Мой.
­­Дышится легко, да в лёгких деготь будто — всё катится в бездну, порывы сбивают меня с ног, не давая очнуться. Сознание заливается мутной водой, наглоталась её вынужденно, не знаю уже, что дальше, как дальше. Поезда срываются с мест, а я бреду вдоль перронов и думаю-думаю-думаю. Растворяться во время диалога стало привычным — замолкаю, слушая, а через секунды уже и не слышу, и смотрю мимо. "Лит?" — спрашивают, заставляя встрепенуться. "Да-да?".

­­Осень со вкусом глинтвейна, ароматом вин и яблок с корицей, Осень, наполненная шёпотом трав и ветров. Осень, в которой я теряюсь. Сливаюсь с ней, соприкасаюсь сердцем и знаю, что это навсегда. Я навсегда останусь в Осени, даже если за окном снега, метели, дожди, пурга. Навсегда.

­­Вчера провела удивительный вечер в компании Крис, Рей и Юки, что наконец приехала в Питер и это было что-то невероятное. Без преувеличений. Даже не испытывая ярких эмоций, я всё равно смогла проникнуться этой атмосферой тепла, уюта и чего-то такого домашнего. Это и впрямь походило на знакомство семьи, хах. Что ж, в целом, оно так и было. Это так странно наконец видеть вживую того, о ком ты много знаешь и слышал, о том, кто будто уже родной тебе и является частью твоей жизни. Я смотрю на неё, столь хорошо знакомую, но чувствую непривычную новизну, что появляется при взгляде на абсолютно новых для тебя людей. Её было приятно обнимать и я испытывала что-то щемяще-искренное, когда смотрела на них с Крис, обнимала их и говорила, что люблю.
­­Вишнёвое пиво было чертовски вкусным, часы летели незаметно — мы смеялись, шутили, говорили обо всём подряд и делились накипевшим. Я была вне, по ту сторону, но всё равно смогла ухватиться за нити и быть с ними. Частично. Было так здорово, так здорово.

­­Тревога не даёт мне покоя и жрёт изнутри, сердце бултыхается, как карась в стеклянной банке. Цепляюсь за телефон, всё жду звонка, которого не будет. Я не умею выбирать себя. Я не умею.


­­ ­­ ­­ ­­


Категории: Осеннее, Фотография, Вечера, Онэ-сан, Родные сердцу, Где-то между здесь и там, Чёрное море
понедельник, 15 октября 2018 г.
1524. Lilith Sheri 17:54:46

болезнен­ная нежност­ь

­­И снова жёлто-красная луна пробирается в моё окно — месяц незаметно передвигается всё дальше и дальше, отходя от теле-башни и прячась за тёмными облаками и крышей. Вот вроде и знаешь, что всё двигается, вращается ежесекундно, а всё равно на уровне осознания странно — месяц, отрывками двигающийся. Вроде был, вот уже и нет. Уже который день пытаюсь написать пост, да всё как-то не ладится, в процессе и вовсе желание теряется. А о чём писать? О том, как всё в очередной раз скатывается по наклонной? Так уже слов не хватает, чтобы не повторяться.
­­Дома очередной звездец, уже не обращаю внимания. Налакалась глинтвейна, последующие два дня забила прогулками. Нихера не хочу, но что-то делаю.

Категории: Вечера, Где-то между здесь и там
пятница, 12 октября 2018 г.
1523. Lilith Sheri 19:15:42

болезнен­ная нежност­ь

­­И года не прошло (а, нет, прошёл), как я решила поменять вторую серёжку. Надоела чёрная бусина, хотела найти свою самую первую — медицинскую, — но где-то она затерялась. Пока надела золотой листик. Осень на дворе, пусть будет.
­­Выходные прошли незаметно и непонятно. Вроде и делала что-то, вроде куда-то и ходила, а всё равно, по факту, продуктивность на нуле. Всё как в тумане. Увязла в нём беспробудно. Тяжело, горько, больно — приступы накатывают волнами, не дают вздоха сделать, ночью руки тревога обламывает и не даёт уснуть. Брожу до рассвета, чуть не плачу от напряжения в подушку и легче не становится. Внутри ком из ядовитых мыслей, слов, застрявших в глотке, переживаний. Всё копошится, гудит по нарастающей. Отравляет. Днём всё притупляется, забивается разговорами ни о чём и бытовыми заботами, но с наступлением вечера всё начинается по-новой.

­­Встретились вчера с Гошей, сами не поняли, как добрели до Красноперовых (впрочем, всё как обычно). Варили глинтвейн, говорили за жизнь, отношения и толерантность, шутили дурацкие шутки и много смеялись. Не могу словами передать атмосферу их дома, в который всегда хочется возвращаться. Тут едят печенье прямо из коробок и в глубокой ночи варят вино, если захочется. Всё так просто и по-домашнему уютно. С родителями Кэт и Фёдора мы все общаемся фривольно, как с друзьями — зовём друг друга по именам, у нас есть свой локальный юмор и темы для болтовни (даже если Кэт устала и идёт спать, то я вполне спокойно могу продолжить беседовать с её мамой). Хотя, почему "как"? Ведь мы и есть друзья.
­­Пока пробирались по дворовым потёмкам, Гоша обронил, что я сильно изменилась за последнее время. Оставалось лишь грустно усмехнуться. Он уже давно не первый, кто так говорит. И я прекрасно знаю, что это правда.

­­Определилась с поездкой в Нижний, завтра куплю билеты, думаю. Номер уже забронирован, расходы посчитаны. Продолжаю мечтать о бадлоне и простых джинсах, так как мои отдали богу душу. Ещё бы руки в порядок привести и волосы. Эх.

Категории: Дела-дела-дела, Дни, Вечера, Прогулки и встречи, Где-то между здесь и там
19:19:58 Lilith Sheri
i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png i73.beon.ru/39/61/2706139/28/127591028/222.png Оформить академическую справку i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png i68.beon.ru/43/28/2942843/38/127824038/12.png...
еще...
­­­­­­Оформить академическую справку
­­­­­­Купить билеты в Нижний — СДЕЛАНО
­­­­­­Купить новые джинсы и бадлон
­­­­­­Вернуть долги
­­­­­­Купить подарки для Мари, Чун и Аси
­­­­­­Отправить письма
­­­­­­Разобрать бедлам
­­­­­­Регулярно вести бумажный дневник
четверг, 11 октября 2018 г.
Lilith Sheri 20:05:25
Запись только для друзей.
среда, 10 октября 2018 г.
1521. Lilith Sheri 22:13:18

болезнен­ная нежност­ь

­­Она встретила меня промозглым перроном, толпой и ощущением полной потерянности. Москва гудела, грохотала под каблуком моих ботинок, пока я перебиралась через вокзал насквозь, озадаченная поиском метро. Вокзальный кофе оказался невкусным, я понемногу начинала напрягаться от горечи во рту и затерянного входа — выход-то нашёлся почти сразу, а вот проход на Комсомольскую пришлось поискать. Кто бы знал, что они расположены так далеко друг от друга.
­­Всё же, московское метро вызывает у меня целую клоаку негативных эмоций и сколько бы Софи не говорила о том, что всё вполне понятно и удобно, мне по-прежнему кажется, что оно построено абсолютно нелогично и запутанно. Миллион указателей, от которых становится только непонятнее, таблички вне зоны видимости, переходы, похожие на лабиринты. Пробиваюсь через огромную очередь и людскую массу, пытаясь сообразить, как мне выйти на нужную ветвь и добраться в целости. Поиск и спуск в метро растягивается на полчаса, добираюсь, наконец, до вагона и бесцеремонно плюхаюсь на лавку. День только начался, а я уже крайне раздражена и похожа на чайник, что вот-вот закипит и начнёт истошно свистеть. В такие моменты я готова благодарить высшие силы за то, что я живу в Петербурге, где нет никаких проблем, где всего шесть веток и всё максимально логично и аккуратно сделано. Замечаю, как на меня смотрит половина вагона (?), будто у меня на лице написано, что я не местная, но сразу же забиваю. Ещё не хватало переживать о взглядах людей в метро. Хорошо, что я давно на всё плевать хотела.

­­Софи застревает по дороге к метро, поэтому я минут пятнадцать стою на выходе, пиная камушки носком ботинка и слежу за воробьями. Один особо бойкий отбил себе приличный кусок булки и теперь распугивает сородичей, пытающихся подобраться к лакомству. Вокруг течёт будничная жизнь, чей ритм стал для меня отчуждённым. Знакомый райончик, утопающий в золоте горящих деревьев, прелый запах листьев в лужах под ногами. Осень пробегается холодными пальцами по вороту, подцепляет подбородок, смотрит в глаза игриво-насмешливо. Улыбаюсь себе под нос, отмахиваясь от неё. Дороги снова привели меня сюда. И я не знаю, к чему это приведёт.
­­Я не знаю, чем это закончится, когда крепко-крепко обнимаю Софи. В этот момент проскальзывает чёткое осознание того, что абсолютно неважно, что было "до" и будет "после". Неважно, кто мы, где мы. Неважно. Всё, что будет потом, будет потом, завтра и послезавтра, а сейчас два человека обнимают друг друга и всё. И пусть сейчас я царапаю руки и не знаю, что нас ждёт, не знаю, как теперь, то тогда, в то мгновение это совсем не имело значения. Внутри всё горит, ломает остатки целостного — мои руки опускаются от понимания того, что для одной из нас эти выходные были усилием и что я снова принесла ей больше сожалений, чем радости.
­­"Было бы лучше, если бы я не приезжала?" — спросила я. "Это не так" — ответила она. Но. Чувствую всё то, что просквозило в её натянутом молчании.

­­Не знаю, не знаю, не знаю. Уже не могу ни во что верить. Остаётся только перестать что-то делать. Хоть что-то.

­­Мы сидим в булочной и завтракаем, мы ходим по магазинам, покупая продукты и бытовую химию, мы говорим обо всякой ерунде и наших привычках, по очереди несём пакеты и выбираем друг другу бижутерию. Каждый раз, когда я с Софи, то мне удаётся почувствовать себя обычной девушкой, получающей простую, ничем необъяснимую радость от самых ерундовых вещей. Возвращается способность чувствовать, возвращается ощущение того, что я что-то проживаю, живу каким-то событием, что оно не проходит мимо — насквозь, — как это происходит обычно. Вновь и вновь она вытягивает меня на поверхность, давая глотнуть воздуха, ощутить его вкус на своих губах, прежде чем я уйду под воду снова.
­­Она дарит мне флакон дорогущих духов, нежнейших абсолютно, угадывая второй раз подряд с ароматом — мне хочется жить в этом запахе (особенно, когда мои любимейшие духи с розой закончились), ассоциироваться с ним, утопать. Внутри всё щемит и я смотрю на неё с лёгкой поволокой на глазах — дело не в дороговизне, да даже не в самом подарке, что так прекрасен, а в ней самой, что раз за разом стремится меня чем-то обрадовать, не глядя на эту тупиковую усталость. Ни одно моё "люблю" и "спасибо" никогда в полной мере ничего не выразят. Никогда не скажут ей о том, как я люблю. Может, оно и к лучшему.

­­Я люблю её безгранично, бесконечно, безмерно, исступленно. Люблю и люблю, рождая своими чувствами Вселенную, люблю до боли в сердце и корю, корю себя за те раны, что причиняю ей одним своим присутствием. Впору бы уйти, оставить, перестать, но у меня не хватит сил. Не хватит рвения. Потому что никто и никогда не был для меня столь близок и важен, как эта абсолютно неземная девушка.

­­Мы говорим до трёх часов ночи, сначала варя глинтвейн и объедаясь бургерами из Мака, потом потягивая его, а потом и вовсе разложившись на столе. Непрекращающийся поток откровений, льющийся отрывистой речью, воспоминания о былых днях, разговоры обо всём на свете и признания, признания, признания. В сердце всё ещё гремит от прошедшего концерта, её светящихся глаз и звенящих в черепной коробке мыслей. Я никогда этого не забуду. Не забуду, как она смеялась и плакала, как изо всех сил хлопала в ладоши любимой исполнительницы, как крутилась на Арбате на фоне красивых домов, как с удовольствием поедала яблоко в карамели впервые в жизни. Не забуду, как сидела на Красной площади на фоне собора и готовила утром самые вкусные блинчики с мороженым. Даже если всё закончится — я никогда этого не забуду.
­­Потому что это самые искренние мгновения любви и принятия в моей жизни.


Однажды этот путь нас домой приведёт.


­­ ­­ ­­ ­­


Категории: Моя великолепная Софи, Осеннее, И долго помнить буду
вторник, 9 октября 2018 г.
Lilith Sheri 23:06:33
Запись только для друзей.
1519. Lilith Sheri 20:44:32

болезнен­ная нежност­ь

­­И снова я возвращаюсь из Москвы и меня настигает тяжесть собственного я, событий и города. Всё снова наперекосяк, катится по наклонной вниз, сшибая вещи, мысли и чувства, сталкиваясь их между собой, образуя какофонию ощущений и звуков, происходящего внутри и снаружи, в моей голове и наяву. Нет никаких сил и запала на то, чтобы писать о выходных, я просто не могу заставить себя прочувствовать снова всё ту радость и вкрадчивый уют (и чувствую вину за это), когда всё резко обломилось. Опять. Снова. В который раз.

­­Моего маленького солнышка вчера не стало. Моего пушистого ребёнка больше нет. И я до сих пор в это не верю. Не верю, пью чай и не верю, всё жду, когда она поскребётся в двери комнаты или выбежит из-за поворота, чтобы запрыгнуть на табурет. Не верю, ожидая, как она заберётся под одеяло и будет со страшной силой мурчать, как маленький трактор. Не верю. Не могу поверить. Что больше её. С нами. Нет. Я рыдала всю ночь, давясь слезами и задыхаясь от непрекращающихся рыданий, рыдала и всё равно не могу примириться с её уходом. Всё равно не могу принять.
­­Меня не было рядом. Меня не было рядом, когда это всё началось, не было рядом, когда ей было плохо — я даже не знала ни о чём, пребывая в столице. Папа не стал ничего говорить, чтобы я не беспокоилась и хорошо проводила время. Но его вид всё выдал, когда я вернулась домой. Последний раз я видела её, вылезшей из клетки. Она еле ходила, была очень слаба и с трудом пила воду. Я даже не могла взять её на руки, потому что Бусинка начинала истошно плакать от боли. И снова мне нужно уходить, и снова я не могу быть рядом — приходится идти на работу, целуя робко кошачий нос. Я жду вечера, чтобы вернуться и найти её спящей на диване, я работаю и жду вечера, чтобы положить мягкий комочек на лучшее одеяло и трепать её за ушами, веря, что всё будет хорошо. Я жду конца рабочего дня, как чёрт знает чего, чтобы провести со своим ребёнком побольше времени, но за порогом квартиры меня встречает только темнота. И тишь.
­­Не могу представить, как теперь. Не могу представить, ведь каждый мой день начинался с неё и заканчивался ей. Мама больше не будет кричать "уйди, исчадие!", когда Буся заберётся на спинку дивана, больше никто не будет воровать огурцы из тарелки и бежать встречать меня, как самая преданная собака. Она не была собакой. Она была лучше.
­­Нашим маленьким ребёнком. Самым лучшим членом семьи.

­­Но с нами снова осталась только Маня. Слёзы всё катятся и катятся. Почему именно так. Почему именно сейчас. Неужели ей было отпущено так мало времени.
­­Бесконечная череда вопросов, на которые мы никогда не будем знать ответ. "Так надо, так надо" — повторяю я себе, но всё равно в это не верю. Так надо, так надо, это от нас не зависит. Но это просто невозможно принять.

Пусть твоя следующая жизнь будет прекрасной и солнечной. Моя самая любимая, мурчливая малышка. Мои дни были чудесными благодаря тебе.
Мой ребёнок, который всегда был рядом.
Спи спокойно. Пусть тебе снятся самые радостные кошачьи сны. Я буду так безумно скучать.


­­


Категории: Животинка любимая, Чёрное море, И долго помнить буду, Бескровная рана
20:59:11 enervatе
боже, сочувствую :с держись там
21:13:16 Lilith Sheri
Как могу. Спасибо.
вторник, 2 октября 2018 г.
1518. Lilith Sheri 20:59:08

болезнен­ная нежност­ь

­­Мои восемнадцать октябрей.

­­До сих пор не верится. Оглядываюсь назад — девчонка лукавого вида щурится, выглядывая из-под чёлки. Она смотрит на меня, прожигает спину испытующим взглядом. Я не успела понять, в какой момент она осталась позади. Осознание того, что я повзрослела, настигло уже давно, оно подкралось незаметно, как игривая волна, окатывающая с головы до пят — я просто перестала узнавать себя в зеркале. Не было этого ощущения перевёрнутого дна внутри, не было громоздкой мысли о своих восемнадцати, как о кульминации определённого периода. Лишь это пронзительное, дрожащее неверие, от которого щемит сердце и голос застревает в горле. Дотянула. Пережила. Ещё один октябрь. Ещё один рубеж.
­­Мне восемнадцать и итоги подведены.

­­Я никогда не относилась к своему дню рождения, как к какой-то особенной дате, никогда не делала и хотела делать из неё некое торжество. Но, как ни странно, этот день перестал быть для меня "просто днём", потому что в него я окружена таким количеством прекрасных, самых близких и невероятных людей, благодаря которым моя душа знает, что такое счастье. В этот день я чувствую такую крышесносную и всепоглощающую любовь, что все раны сами собою затягиваются и боль забывается, как страшный сон. Мои бесконечно любимые, бесконечно необходимые, бесконечно волшебные и трепетные — вы мой мир, такой огромный и неповторимый, мир, дающий опору в виде почвы под ногами. Мне никогда не хватит никакого красноречия и никаких эпитетов, чтобы хоть немного выразить собственные чувства. Мне никогда не уложить их в слова, в касания, не выплеснуть, потому что это та вещь, которая не поддаётся ни описанию, ни выражению. Это больше, чем ощущение. Это больше, чем чувство.

­­Открываю глаза и упираюсь взглядом в тусклый потолок комнаты. Переворачиваюсь на другой бок и замираю. Гроздь воздушных шариков, прикрепленных к красивой коробочке, чуть кружится в воздухе. Высокая орхидея цветёт крупными венчиками, переливаясь лиловыми жилками. Я сажусь на кровати и смеюсь, смеюсь, сама не зная, почему. Улыбка расползается на губах против воли и не сходит, а усталость в миг покидает тело, растворяется точно. Бегу на кухню, чтобы обнять родителей, исполнивших мечту маленькой девочки-подростка. О шариках в утро дня рождения. Телефон разрывается от звонков и сообщений, я сижу за столом в ночной рубашке и зажигаю свечи на мини-тортике с россыпью ягод. Папа делает для меня кофе с гренками и это кажется мне самым вкусным завтраком на свете. Мама напевает "с днём рождения тебя", пока я задуваю свечи и смеюсь. Смеюсь и смеюсь.
­­Кэтти приносит целый пакет подарков от всей своей семьи — три коробки с чаем, одна из которых с музыкальной шкатулкой, новая чашка, бутылка вина и шоколад. Не могу перестать поражаться тому, насколько у меня обалденные друзья, так ловко совместить все вещи, связанные со мной и мною любимые, быть столь внимательными; неужели я заслуживаю этих прекрасных людей? Неужели я заслуживаю всех этих невообразимо тёплых слов, сказанных в мою сторону? Неужели я заслуживаю это всё хоть в какой-то мере?


­­



­­Мы с Крис сидим в самом уютнейшем Маркете города, легонько чокаясь высокими бокалами с горячим глинтвейном. Он безумно вкусный и пряный, растекается терпкой сладостью по языку, греет изнутри, тепло заседает прямо в сердце и отказывается уходить прочь. Легонько вожу кончиками пальцев по выведенным словцам в открытке, не перестаю твердить старшей сестре о том, как люблю её, как люблю всех и каждого, как люблю-люблю-люблю.
­­Бреду домой между тёмных домов и говорю с Тимуром, позвонившим крайне неожиданно; во тьме ко мне срывается приятель с подарком, которого я никак не ждала, и мы ещё какое-то время прогуливаемся по улицам. Меня заваливают подарками и щемяще-искренними признаниями, от которых всё внутри замирает. Хочется плакать и я плачу, чувствую влагу, орошающую ресницы. Мне не верится.

­­Не верится.

­­Третье октября. Вечер. Собираемся семьёй у дедушки с бабушкой, стол забит салатами и блюдами с вкуснейшей, домашней едой, в бутылях плещется вино и шампанское. Я сижу на почётном месте с фужером в руке и слушаю каждый тост, не переставая улыбаться. Даже брат с сестрой не остаются безучастными и говорят что-то для меня, а у внутри всё переворачивается, сжимается, кружится, рвётся танцевать и петь. Кажется, это называют счастьем. Кажется, я снова счастлива. Я, забывшая, что такое ощущать эмоции вообще. И от этого снова накатывают слёзы. Я так долго не чувствовала ничего, что сейчас не могу их удержать.
­­Мне дарят фамильное золото — цепочка и серьги от родителей, кольцо и серьги от бабушки с дедушкой — золото с драгоценными камнями пронзительно-голубо­го цвета, — и ещё пару безумно дорогих серёжек от Сваровски в форме изящных капель.
­­Мы сидим все вместе, смеёмся, шутим, говорим — и меня наконец отпускает страх ссор и неловкости, отпускают опасения, что всё снова будет так, как всегда, мы вместе, мы — семья. И никогда ещё это не чувствовалось так явно. Это был мой лучший День Рождения. Самый прекрасный день за много-много лет.


­­


Категории: Свет в душе моей, Счастливое, Аметистовые радости, И долго помнить буду, Семья, Родные сердцу, Осеннее
понедельник, 1 октября 2018 г.
1517. Lilith Sheri 13:44:44

болезнен­ная нежност­ь

­­Встречаю октябрь на работе, находясь на пятой смене подряд. Как ни странно, но сегодня очень тихий день. Спокойный. То ли оттого, что понедельник, то ли оттого, что пришёл самый тягучий и медовый месяц, и люди теряются в нём, идя сквозь багрянец листвы. Сижу на своей подставке, пью горячий чай и слушаю играющий по радио джаз. Ночь была яркая, громкая и вскоре я про неё расскажу, но не сейчас.
­­Сейчас я полностью увязла в своих мыслях. Далёких, как сизые волны Балтики, и запутанных, как русые локоны по утрам. Выберусь ли?

Категории: Рабочие часы, Осеннее, Где-то между здесь и там


кибертаверна > Записи друзей > Записи пользователей

читай на форуме:
кари
впыв
Сделайте мне диз за видео аву
пройди тесты:
| Безымянная |
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх